Как оформить инвалидность ребенку с зпрр через психиатра

Оформление инвалидности для ребёнка

Как оформить инвалидность ребенку с зпрр через психиатра

Здравствуйте.

Как и обещала, расскажу о прохождении моей дочерью медико-социальной экспертизы и о подготовке к ней. В основном – о подготовке. Диагноз – смешанное специфическое расстройство психологического развития с тяжёлым недоразвитием речи, аутистикоподобными нарушениями выраженной степени. Проще говоря, РАС и сенсомоторная алалия.

Про диагностику РАС – в прошлом посте.

Короткая предыстория. Какое-то время я не могла признать Иришкино отставание в развитии и отклонение от нормы. Думала – вот-вот всё наладится. В первый раз к неврологу с жалобами на ЗПРР я обратилась в июне 2017 года. Ирии тогда был год и девять месяцев.

Пошла не в поликлинику, а платно к специалисту с хорошими отзывами. Мы начали лечение, оно дало результаты. Как мне казалось – хорошие результаты. Но врач был настроен совсем не оптимистично.

В феврале 2018 года он сказал категорически – оформляйте инвалидность, бросайте работу и занимайтесь с ребенком более плотно, медикаментозного лечения тут недостаточно.

В марте мне удалось попасть к неврологу в Курский областной центр психолого-педагогического, медицинского и социального сопровождения. Там подтвердили слова нашего доктора об инвалидности и назначили дочери междисциплинарный приём в апреле (на приёме ребёнка осматривают совместно невролог, психолог и дефектолог).

На междисциплинарном приёме специалисты так же подтвердили необходимость медико-социальной экспертизы и составили заключение в районную поликлинику к местному неврологу, так как получить направление на МСЭ можно только в поликлинике по месту жительства. А местная неврологиня – мягко говоря, так себе.

У неё всегда «всё у вас нормально, мамочка, не паникуйте» И если бы я к ней пришла без каких-либо документов, а просто с жалобами на ЗПРР, то ничего бы не добилась.

В общем, посмотрела она на меня как на врага народа, который не даёт ей чаёк на работе пить и скрепя сердце выдала направления к генетику и к сурдологу в центральную областную больницу.

В конце апреля 2018-го я уволилась с работы, так как стало совершенно ясно, что совмещать работу с хождением по врачам, развивашкам и дефектологам невозможно, не смотря на график 3/3. К генетику и сурдологу смогла попасть в мае.

Ни генетик, ни сурдолог не нашли у Ирии отклонений. Со справками от них я вернулась к неврологу в поликлинику и она вручила мне направление к неврологу уже в детскую областную больницу.

На резонный вопрос «А чего сразу-то не дали направление», ответила, что сначала нужны были генетик и сурдолог. Ну ок.

В детскую областную попасть – квест тот ещё. В регистратуру очередь такая, что хвост аж на улице. Запись – на конец мая.

Невролог в областной выдала направления к офтальмологу, ортопеду и эндокринологу, и сказала, что после того как всех обойду, нужно будет ложиться с Иришкой в больницу для обследования.

Но договорились всё же на дневной стационар, вместо больницы. Из исследований ЭЭГ, ЭКГ, УЗИ щитовидки и анализ крови. После стационара ещё раз невролог в областной. Затем со всеми бумагами в поликлинику.

А наша невролог в отпуске. Ну что, ждём когда выйдет.

Вышла. Посмотрела она на это всё и говорит – приходите через две недели, я вам составлю направление на МСЭ. У меня аж глаз задёргался – что, говорю, так долго-то? Неврология на меня фыркнула, мол, не делаются быстро такие вещи. Ладно. Пошла к главврачу. Так, главврача нет.

А кто есть? Заведующая консультативно-диагностическим отделением на месте. Рассказываю ей свою скорбную повесть о том, как в апреле мы начали подготовку к МСЭ и всё никак. А уже июль. И действительно ли так долго готовится направление.

Заведующая несколько удивилась, позвонила неврологу и в ёмких выражениях сказала ей, что направление должно быть готово через три дня.

Забираю направление, еду в бюро медико-социальной экспертизы со всем своим ворохом бумаг.

Должна сказать, что про курское бюро МСЭ я прочитала в интернете очень много ужастиков, что и хамят, и взятки вымогают и всё в таком духе.

Отправлялась я туда с чётким настроем ругаться, грозить прокуратурой и всеми небесными карами. Но нет. Со мной были очень вежливы, назначили дату экспертизы на 10.08.

2018 и сказали принести заключение от логопеда и от психиатра из детского отделения Курского ПНД.

Звоню в ПНД, там говорят – приезжайте с направлением от невролога из поликлиники. Иду в поликлинику и интересуюсь, какого беса мне не дали эти направления сразу. Ну неужели врач не знает, что для МСЭ нужно. Неврологиня очень удивляется и утверждает, что не нужен мне ни логопед, ни психиатр.

Япона мать… Дайте, говорю, направления. В бюро МСЭ требуют. А она мне – а психиатр вас всё равно не примет, потому что вашему ребёнку ещё три года не исполнилось. Мне, честно говоря, захотелось в неё что-нибудь тяжёлое бросить. Пригрозила снова к главврачу пойти.

И направления чудесным образом сразу были выписаны.

Поехала в ПНД. Запись на начало августа. Ну ладно, лишь бы успеть до 10-го числа. К логопеду записали, к психиатру – отказывают. Нет ребёнку трёх лет. Объясняю, 10-го августа МСЭ, а три года дочери исполнится в сентябре. Нет, говорят. Но вот вам телефон психиатра, поговорите с ней, если согласится принять, тогда запишем вас. Позвонила и всё-таки убедила психиатра нас принять.

После психиатра и логопеда снова в бюро МСЭ – убедиться, что это все бумаги, которые мне нужны и не всплывёт ещё что-нибудь. Там подтвердили, что всё, больше ничего не нужно.

В день экспертизы я нервничала жутко. Но никакие мои опасения не подтвердились. Все по-прежнему были вежливы и внимательны.

Врачи ознакомились со всей нашей медицинской документацией, поговорили со мной и с мужем, попробовали пообщаться с Ирией и в результате присвоили ей инвалидность сразу на пять лет. Я была этому очень удивлена.

Многие говорили мне, что таким детям инвалидность дают только на год, а дальше канитель с врачами и справками начинается заново.

Итого, для МСЭ нам потребовалось:

1) Направление невролога из районной поликлиники

2) Медицинская карта из поликлиники

3) Заключение невролога из областной детской больницы

4) Выписка из дневного стационара областной детской больницы, где лежали + результат ЭЭГ

5) Заключение генетика из областной взрослой больницы + результаты анализа крови на хромосомные отклонения

6) Заключение сурдолога из областной взрослой больницы + результаты тимпанограммы

7) Заключение эндокринолога из областной детской больницы (УЗИ щитовидки и результаты анализов на ТТГ и Т4 были описаны в выписке из стационара)

8) Заключение офтальмолога из областной детской больницы

9) Заключение ортопеда из областной детской больницы

10) Заключение психиатра из ПНД

11) Заключение логопеда из ПНД

12) Заключение психолога из центра психолого-педагогического, медицинского и социального сопровождения

13) Копии свидетельства о рождении, паспортов родителей, справки о регистрации по месту жительства и снилс

Сама экспертиза заняла у нас четыре часа вместе с ожиданием в очереди и ожиданием выдачи справки об инвалидности. А подготовка к ней растянулась на несколько месяцев. Вот такие дела.

Источник: https://pikabu.ru/story/oformlenie_invalidnosti_dlya_rebyonka_6678926

Государственная помощь

Как оформить инвалидность ребенку с зпрр через психиатра
Г-н президент, мой стол завален так, что компьютера не видно. Кто видит впервые — недоумевает: что это за свалка? А это Всероссийская Жалобная Книга. Это пишут читатели: мол, ваши письма, Александр, читает президент (они в этом уверены), переправьте ему… И бесконечные рассказы о том, как уволили, отняли бизнес, выселили, посадили сына…

И пачки ксерокопий — их переписка с прокуратурой, судами, вашей администрацией. И просьба помочь.

Но сегодня предлагаю вашему вниманию, г-н президент, письмо человека, который ничего не просит. Это письмо из реального мира.

Когда будете читать, вспоминайте, пожалуйста, свое программное письмо “Вперед, Россия!”, где есть такие строки:

“Какой будет Россия для моего сына, для детей и внуков моих сограждан?.. Забота о пенсионерах, защита детей, поддержка людей с ограниченными возможностями — прямая обязанность властей всех уровней”.

“Я мама “особого” ребенка.

Особыми у нас принято называть детей, имеющих серьезные отклонения в психическом развитии и поведении, чтобы не употреблять термины “дефективный ребенок”, “умственно отсталый”, “психически ненормальный”.

Это дети с синдромом Дауна, аутисты, дети страдающие эпилепсией, шизофренией, различными генетическими заболеваниями. Естественно, семьи, воспитывающие особых детей, сталкиваются и с особыми трудностями.

Помню шок первого диагноза. Врач сказала, что считает правильным ничего не смягчать и ничего не преувеличивать, общаясь с родителями, а у моей дочки умственная отсталость и аутизм. Жуткая боль и страх: что нас ждет в будущем?

Потом сомнения: а вдруг врач ошибается? Один специалист, второй, третий. Диагноз ставят помягче: ЗПР (задержка психического развития) и аутистические черты, но смысл тот же. А вот чем лечить — мнения совершенно расходятся…

В какой-то момент понимаешь, что измоталась сама и измотала ребенка; надо на чем-то остановиться. Остановиться на районном враче в поликлинике мне не хотелось (судила по другим специалистам, по разговорам в очереди и видя отношение).

Я выбрала уважаемый в народе Институт коррекционной педагогики и не жалею. Но столкнуться с государственной “помощью” все же довелось.

***

Ребенку-аутенку помимо лечения необходимы специальные развивающие занятия с логопедом, дефектологом. Цена одного такого занятия в Москве доходит до 1500 руб. за час.

Я воспитываю малыша одна, есть еще старшая дочь, такие расходы нам не по карману, и я решила пойти за помощью в государственные службы.

В каждом округе есть несколько центров, куда люди могут обратиться с такими проблемами. Я обратилась в ближайший к дому — “Исток”. Чтобы получить заветные бесплатные занятия, нам пришлось опять пройти всех их специалистов (данные уже проведенных обследований их почему-то не устраивали) и “выйти на комиссию”.

На комиссии мне категорически посоветовали отказаться от всех назначений нашего лечащего врача и дали список гомеопатических препаратов. На вопрос, кто будет отвечать за последствия лечения и с кем я могу консультироваться по мере его течения, мне ответили, что это мои личные заморочки.

— Пейте то, что мы вам назначили, а через 2 месяца мы вас опять на комиссию пригласим.

— А как же занятия, ради которых мы вторично проходили все обследования?

— Вот через 2 месяца и приходите.

Они сразу предупредили, что больше 5 занятий не дадут. Такому ребенку их надо минимум 5 в неделю, а тут всего 5! Мне объяснили, что центр перегружен, а так каждому хоть немножко достанется.

Второй попыткой найти государственные занятия для ребенка стала лекотека. Это относительно молодая идея: организация при детских садах занятий для детей с трудностями в развитии.

Про лекотеки у нас мало кто знает. На сайте департамента образования в нашем округе нашла 4 лекотеки. Одна, как оказалось, еще не работает (и до сих пор не работает). Другая — только для детей с ДЦП. Третья перегружена, и нас не взяли. А вот в четвертую — о счастье! — дочку записали.

Психолог нам сразу понравилась, легко нашла контакт с ребенком. Комната оборудована просто великолепно. Масса развивающих игрушек.

Только вот расписание — полчаса в неделю, в 6 вечера, когда трехлетний ребенок уже плохо может заниматься. (А с утра до вечера психолог работает в детском саду.) Ну, хоть что-то, начали ходить.

Счастье длилось недолго. Через месяц нам сообщили, что лекотека закрывается — нет финансирования.

Следующей моей попыткой получить хоть какую-то помощь от государства стал вопрос со специализированным детским садом. Вот краткие хроники наших похождений. Читая, помните, что мама при этом должна ходить на работу.

Сначала я зашла в ближайший к дому коррекционный садик. Там мне объяснили, что попасть сюда можно только через медико-педагогическую комиссию. Направление в нее надо получить в районной поликлинике. Я пошла к участковому врачу. Та сказала, что она таких направлений не дает; дают их специалисты, в нашем случае это может быть невролог или логопед.

Я пошла к неврологу. Там мне объяснили, что она такого направления дать не может. Нужно к психоневрологу, но в нашей поликлинике его нет, надо поехать в другую.

Я поехала в другую. Психоневролог сказала, что такие направления она дает, но для этого я должна пройти с ребенком полную диспансеризацию в поликлинике плюс обследование в 6-й психиатрической больнице. Заодно предложила оформить ребенку инвалидность, чтобы получать денежную помощь и льготы.

Что такое диспансеризация в нашей поликлинике? Чтобы попасть к логопеду, запись раз в неделю; народ стоит на улице с 6 утра. В 8.30 открывается поликлиника. В 8.35 свободных мест к логопеду нет. С окулистом проще — живая очередь.

Мы с дочкой были ровно 50-е. Даже здоровый ребенок такое с трудом выдержит, а для аутенка это совсем беда. Диспансеризацию мы осилили. Наступила очередь 6-й больницы, в народе “Шестерки”. Чтобы попасть в поликлинический отдел, надо приехать туда, записаться, через 2—3 недели примут.

Место было только на 10 утра, или ждать еще пару недель. Я выбрала 10 утра, боясь опоздать с оформлением в садик. Пришлось выезжать в 8, и в час пик с двумя пересадками тащить малыша. Чтобы ей было легче это пережить, я дала успокоительное.

В первый день нас смотрела только психиатр. Минут пять. Дочка в контакт с ней не вступила, меня о чем-то поспрашивали довольно доброжелательно, что-то написали в карте.

Карту, кстати, на руки не дают; возможности узнать, что там про твоего ребенка пишут, тоже нет.

На следующий день нас смотрели дефектолог и логопед. Больше всего меня потрясла дефектолог. Дочка там почти ничего не выполнила из ее заданий и на тот момент еще ничего не говорила.

Врач (может, этому их учат в институте на курсе по психологии?) решила, что лучшее, что она может для меня сделать, — это убить во мне всякую надежду на то, что ребенок как-то выровняется.

Она подробно и с доказательствами объяснила мне, что моя дочь “никакая” в интеллектуальном плане; что даже если дальше и пойдет какой-то прогресс, то база, которой девочка должна располагать в ее возрасте, отсутствует, т.е.

не на что опереться; что я должна понимать, что “умственная отсталость — это не воспаление легких, это не лечится”. После беседы с ней мне пришлось обратиться за помощью к профессиональному психологу — уже для себя.

И вот — последний кабинет, где занимаются детскими садами. У врача на лице такое выражение, будто мой визит — самое ужасное для нее в жизни. Меня спрашивают, какой садик я бы хотела. Я отвечаю: для детей с задержкой психического развития, поближе к дому.

“Такой сад вам не подходит. Можем предложить сад для умственно отсталых”. И называет адрес примерно в полутора часах езды от дома. Я тогда еще не очень понимала разницу между садом ЗПР и садом УО (для умственно отсталых). Но объяснять мне никто ничего не собирался.

Я пыталась пояснить нашу ситуацию (чтобы найти какое-то решение). Объясняла, что возить туда ребенка почти нереально — она долго так не выдержит. И нельзя сдать ее туда на пятидневку: для нее и полдня серьезная нагрузка! Это никого не интересует.

“В этот пойдете? Нет? Ждите в коридоре”.

Ничего толком не поняв, я жду в коридоре. С надеждой вспоминаю, как районная врач-психоневролог сказала: “Пройдете диспансеризацию, обследование в “Шестерке” — дам направление на МПК” (на комиссию)… А там уж и садик на горизонте.

Но в “Шестерке” мне дали запечатанный конверт для районного врача: результаты обследования, которые родителям почему-то знать не положено.

Сюрприз меня ждал при распечатывании районным врачом этого конвертика.

— Вам в “Шестерке” поставили “атипичный аутизм и умственную отсталость”, — сказала она, замазывая в карте свой диагноз (ЗПР + аутичные черты), — а с “Шестеркой” не спорят, это истина в последней инстанции. А также они пишут, что от специализированных ДУО мать отказалась.

— Как отказалась?! А для чего я все это делала?

— С таким диагнозом направление на МПК я вам не дам, а вот инвалидность оформим.

Я поехала к заведующей поликлиническим отделением 6-й больницы с просьбой пересмотреть диагноз, потому что он закрывает нам дверь в заветный садик. Я привезла ей документы: выписку из НИИ психиатрии, где дочка лежала две недели; справку от лечащего врача из ИКП, которая нас ведет уже больше года.

То есть заключения квалифицированных врачей, которые ребенка хорошо знают, в отличие от тех, кто смотрел нас 10 минут (из которых 8 — в экран компьютера). Показываю наш диагноз: “ЗПР + аутичные черты”. Наивность. Заведующая истиной в последней инстанции их даже смотреть не стала: “У меня свои врачи”.

Всё, чем она согласилась помочь, это посмотреть ребенка повторно через 4 месяца. Я решила обратиться в вышестоящую организацию и с удивлением поняла, что такой нет. Нет даже никакой комиссии, где можно было бы оспорить этот диагноз. Думаю, что именно это и способствует хамскому обращению с родителями.

Пока вопрос повис в воздухе на 4 месяца, я решила оформить инвалидность. Еще комиссии, записи, очередь на полтора месяца. Вот последняя комиссия. И вдруг нам отказывают. Причина: ребенку недостаточно быть больным. Надо, чтобы вас лечили-лечили и не вылечили.

Все то, что мы делаем с дочкой: лечимся у психоневролога из ИКП, ходим на отличные занятия в “Наш солнечный мир”, где иппотерапия, дефектолог, соматосенсорная терапия, кинезотерапия, игровая терапия, логопед, — все это реабилитацией не считается. Реабилитация и лечение — это только госпитализация в “Шестерку”.

Без этой госпитализации инвалидность не дают. А вот туда-то я никак не хочу и никому не советую.

Позже я выяснила, что это исключительно их инициатива, что нет законного основания для обязательной госпитализации. Инвалидность нам оформили, но до следующего года. (Значит, снова ежегодное хождение по мукам.) Меня предупредили, что без “истины в последней инстанции” — не продлят.

С садиком у нас так и не решилось. Мы продолжаем делать все то, что реабилитацией не считается. Вселяет надежду питерский центр “Надежда”, где мы прошли курс транскраниальных микрополяризаций.

Это метод лечения различных форм нарушений психического и речевого развития у детей, дающий неплохие результаты. Дочка заговорила, растет и радует маму.

И храни нас Бог от государственной помощи”.

Елена НОВИКОВА.

Г-н президент, я позвонил Елене Новиковой и спросил: согласна ли она, чтобы под ее письмом стояла настоящая фамилия или она предпочтет псевдоним? Спросил потому, что чаще всего после публикации в прессе у человека появляются “лишние неприятности”, поскольку все критически упомянутые приходят в ярость.

Нет, сказала она, пусть все будет как есть. Наивная, ей кажется, что хуже быть не может.

Источник: https://www.mk.ru/social/article/2009/10/08/364150-gosudarstvennaya-pomosch-osobyim-detyam-ili-istina-v-posledney-instantsii.html

Нам сказали: «Встаньте на учёт к психиатру…» | Милосердие.ru

Как оформить инвалидность ребенку с зпрр через психиатра

Когда Кириллу исполнилось шесть с половиной, родители записали его в первый класс. Но учёба «не пошла». С детства Кирилл так и не научился выговаривать несколько букв, и вообще больше молчал, а буквы в его тетрадках упорно не хотели писаться так, как показывал учитель.

Педагоги школы стали всё чаще произносить «ПМПК». Родители сопротивлялись: «У нас просто застенчивый ребёнок, перерастёт», — но потом решили на комиссию сходить. Тем более что все решения комиссии рекомендательные. Но на комиссии услышали: «Вам бы на учёт к психиатру».

Дома – драма. «Что же, наш ребенок – псих?»

ПМПК на учёт не направляет

Юлия Камал, председатель Московской городской ассоциации родителей детей-инвалидов:

— ПМПК (психолого-медико-педагогическая комиссия) не может направить ребёнка на учёт к психиатру, у неё другое назначение. ПМПК даёт заключение о создании специальных условий обучения, об образовательном маршруте и программе, по  какой ребёнку рекомендовано обучаться.

Заключения комиссии носят рекомендательный характер, окончательное решение о том, как будет учиться ребёнок, всё равно остаётся за родителями.

По итогам врачебной комиссии может прозвучать устная рекомендация показать ребёнка психиатру.

Если ребёнку нужна психиатрическая помощь, уклоняться от неё не стоит. Помните, консультация психиатра — это еще не учет.

Родители видят ребёнка каждый день и, случается, привыкают к некоторым его особенностям, на которые у врачей может быть свой взгляд. Например, задержка психо-речевого развития может свидетельствовать о серьёзных проблемах. К сожалению, существует и агрессия, и аутоагрессия. Такой ребёнок может причинить вред себе или другим детям в школе. И такой ребёнок должен получать помощь.

С советских времён, когда психиатрия была, в том числе, карательной, мы её боимся. Но сейчас нужно относиться к ней разумно. Правильно подобранные методики и препараты, данные вовремя, принесут ребёнку пользу.

Разумеется, он не сможет работать пилотом или сотрудникам МЧС, но это не значит, что он не сможет овладеть другими профессиями.

К тому же психиатрические диагнозы сейчас закрыты, зашифрованы и защищены законом о психиатрической помощи и законом о сохранении врачебной тайны так, что даже родителям документы из больницы выдаются в закрытом конверте.

Данные о том, что ребёнок стоит на учёте или его диагнозе нигде не записываются. Все сведения о диагнозе и постановке на психиатрический учёт сохраняются только внутри системы психиатрической помощи.

Конечно, есть случаи, когда закон не соблюдается, но мы с этим боремся.

Но даже ребёнок, причинивший вред другому, не может быть поставлен на учёт без согласия родителей. В случаях тяжёлых преступлений на лечение может направить суд.

Если ребёнок своим поведением наносит вред окружающим и страдает сам, но родители его признавать ситуацию не хотят, школа может обратиться в органы опеки, для защиты прав прежде всего этого ребенка на надлежащую медицинскую помощь и образование.

В России нет профессии «детский психиатр»

Елена Багарадникова. .com

Елена Багарадникова, исполнительный директор РОО помощи детям с расстройствами аутистического спектра «Контакт»:

— Я прекрасно понимаю родителей, которые пытаются психиатров избежать. Ведь детской психиатрии как специальности у нас фактически нет. От Запада мы здесь отстаём на несколько десятков лет.

И все же в большинстве случаев психиатра никто не заменит. Родители  далеко не всгда могут заметить и вовремя распознать болезнь. И уж совсем не знают иногда, куда с чем обращаться.

На какие-то психические проблемы у ребёнка способен указать грамотный невролог, но всё равно за постановкой диагноза в ряде случаев необходимо направить к психиатру.

Некоторые сопутствующие проблемы с речью поможет решить логопед, и он же заметит проблемы, по поводу которых может порекомендовать обратиться к психиатру. Направить за консультацией к психиатру может даже педиатр, но сейчас у него для этого недостаточно инструментов скрининга.

Можно ли сохранить диагноз в тайне?

Елена Багарадникова:

— У нас есть законы о личной и врачебной тайне. Но наши законы устроены так, что сами себе противоречат. Например, когда мы приходим на ПМПК, мы приносим туда открытые формулировки диагнозов. То есть, на самой комиссии оглашаем конфиденциальные сведения, которые сообщил нам врач.

Если ребёнок с РАС, его заболевание будет упомянуто прямо в типе учебной программы. Здесь сохранить тайну диагноза не получится.

С другой стороны, независимо от бумаг и диагнозов, если ребенок уже учится в школе и, например, медленно читает, думает и плохо говорит – педагоги всё равно заметят.

И если родители будут настаивать на том, что ребёнок нормотипичен, требовать с него начнут по норме. Ребёнок пострадает.

Часто родители боятся, что диагноз запишут ребёнку в школьную медицинскую карточку, его прочитает школьная медсестра, это станет известно от нее другим взрослым и детям,  и ребенка задразнят в школе.

Но гораздо вероятнее, что ребёнка задразнят просто оттого, что увидят и не поймут особенности самого ребёнка, а не его диагноз.

То же самое произойдёт при поступлении ребёнка в институт – он не во всех случаях сможет успешно сдать экзамены или после обучения не сможет работать по какой-то специальности в силу его собственных дефицитов, если они не были учтены при выборе профессии.

С какими проблемами могут направить к психиатру

Елена Багарадникова:

— Списка проблем, с которым посоветуют обратиться к психиатру, как такового, нет. Каждый специалист оценивает особенности в своей сфере, и если он видит, что «проблемы в голове», он пошлёт к специалисту, который должен разбираться, что в голове происходит.

Если у ребенка плохо развивается речь, это повод для обращения к психиатру. ЗПР (задержка психического развития) – это, несомненно, диагноз, связанный с различной степенью когнитивных нарушений, и для постановки этого диагноза надо посетить психиатра.

К психиатру также могут отправить безречевого ребёнка, ребёнка с поведенческими нарушениями, нарушениями эмоционально-волевой сферы. стереотипиями или эхолалиями и т.п.

Сотрудники ПМПК, которые рекомендуют обратиться к психиатру, должны объяснить цель этого посещения. Например, для того, чтобы  официально установить диагноз. Или чтобы уточнить основной или сопутствующий диагноз.

Какие диагнозы могут быть поставлены ребёнку
Психических заболеваний в одном только перечне МКБ — сто разных наименований. Некоторыми из них болеют взрослые, но часть диагнозов, такие как расстройства развития языка и речи, специфические расстройства развития учебных навыков, могут быть поставлены и ребенку.А вот популярные СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактвности) и УО (умственная отсталость) – на самом деле не заболевания, а синдромы. То есть наборы симптомов, имеющих разное, не всегда психиатрическое, а например, неврологическое или другое происхождение.

Как правило, УО и СДВГ – не основной диагноз в карточке ребёнка, а сопутствующий, он «прилагается» к другому заболеванию, которое и стало причиной синдрома. Если это заболевание, конечно, смогли выявить.

Как обратиться к психиатру бесплатно и можно ли сняться с учета

Порядок обращения к психиатру в Москве различается для детей, имеющих временную и постоянную регистрацию.

Услуги психиатров не входят в ОМС. Дети с временной регистрацией смогут получить в поликлинике справки от других врачей, а за заключением психиатра их, скорее всего, направят в платные отделения клиник.

Однако есть совершенно законный и простой способ получить всё необходимое бесплатно.

Ребёнка с немосковской регистрацией можно показать любому психиатру из федерального центра, где всех россиян обязаны принять бесплатно. В федеральную клинику можно прийти без направления.

Для детей с московской регистрацией можно получить заключение в детских отделениях психо-неврологических диспансеров (ПНД), либо в двух психиатрических детских больницах – НПЦ ПЗДП им. Сухаревой (бывшая шестая больница) и НПЦ ДП (бывшая восемнадцатая больница). Оба центра обладают необходимым штатом врачей, чтобы провести комплексное обследование.

При этом обращение в восемнадцатую больницу вообще не предполагает «учёта» (она не связана с системой ПНД), а на сайте шестой больницы особо отмечено: «Если вы не хотите психиатрического учёта для своего ребёнка, можете написать заявление об отказе от учёта в самой больнице или в ПНД».

Также сразу после амбулаторного приёма в больнице можно написать заявление: «Прошу отправить карту моего ребёнка в архив». Причём это можно сделать независимо от тяжести диагнозов, которые установили у ребёнка.

Даже если на учёт вы встали, в любой момент можете написать заявление о снятии с учёта в ПНД.

Что рекомендует ПМПК

Сейчас нет программ «коррекционных», они называются общеобразовательные адаптированные программы и бывают восьми видов: I. Для слабослышащих и глухих; II. Для глухонемых; III. Для слепых; IV. Для слабовидящих; V. Для детей с нарушениями речи (заикание); VI.

С неврологическими и психиатрическими проблемами (ДЦП, спиномозговые и черепно-мозговые  травмы); VII. Для СДВГ (синдром дефицита внимания и гиперактивность) и ЗПР (задержка психического развития); VIII Для УО (умственная отсталость); IX. С РАС (расстройствами аутистического спектра).

Каждая программа имеет четыре уровня.

Например, программа 6-1 – это адаптированная программа для опорников, цензовая, рассчитанная на сроки, в которые осваивает школьную программу обычный ребёнок.

(Цензовыми называются программы, после которых ребёнок может сдавать ОГЭ или экзамен в классической форме и получить после окончания школы аттестат.)

VI-2 – это цензовая программа с освоением в пролонгированные  сроки (5 или 6 лет в начальной школе).

VI-3 – это программа нецензового уровня. У ребёнка, которому рекомендован такой уровень обучения, к проблемам с опорно-двигательным аппаратом присоединяется легкая умственная отсталость. В школе он осваивает навыки не столько академические, сколько бытовые и профессиональные.

VI-4 – адаптированная программа для детей с двигательными нарушениями и тяжелой или глубокой умственной отсталостью, где овладение жизненными компетенциями преобладает.

Для детей с тяжелой умственной отсталостью и\или тяжелыми множественными нарушениями разрабатывается СИПР – специальная индивидуальная программа развития.

Третий и четвёртый уровни предполагают выдачу свидетельства об окончании школы при условии сдачи экзамена по труду.

Справку же, которой так боятся родители, получают дети, которые не смогли сдать итоговую аттестацию, или же дети с тяжелыми множественными нарушениями, для которых дальнейшее профессиональное обучение не является приоритетом.

Дети, получившие свидетельство об окончании школы поступают в колледжи на бюджетные места, без конкурса. В Москве также есть колледжи, куда принимают детей и со справками.

Иллюстрации: Оксана Романова

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/nam-skazali-vstante-na-uchyot-k-psihiatru/

Бессрочно и заочно

Как оформить инвалидность ребенку с зпрр через психиатра

Правительство упростило процедуру получения инвалидности.

Список заболеваний, по которым ее можно оформить бессрочно, а в некоторых случаях и заочно, был опубликован на сайте кабмина в понедельник, 9 апреля. Всего в него вошло больше 50 болезней.

Кроме того, теперь заметно проще эта процедура может стать и для жителей труднодоступных районов. Портал iz.ru изучил текст постановления и выбрал главное. 

Без срока переосвидетельствования

Одно из главных преимуществ новых правил — возможность получить бессрочную инвалидность уже после первого обращения гражданина.

Раньше в большинстве случаев человеку, получившему инвалидность, приходилось регулярно являться для переосвидетельствования, что создавало сложности как для жителей труднодоступных районов, так и людей с тяжелыми или неизлечимыми заболеваниями, которым добраться до комиссии было нелегко, а прямой необходимости в переосвидетельствовании при этом не было.

Получить «группу инвалидности без указания срока переосвидетельствования» смогут лишь люди с определенными заболеваниями или нарушениями здоровья.

«Гражданам, имеющим заболевания, дефекты, необратимые морфологические изменения, нарушения функций органов и систем организма, предусмотренные разделом III приложения к настоящим Правилам, при первичном признании гражданина инвалидом устанавливается группа инвалидности без указания срока переосвидетельствования», — говорится в тексте документа.  

Если речь идет о ребенке, то для него группа инвалидности будет установлена на срок до 14 лет либо до достижения совершеннолетия. После 18 лет процедуру придется пройти заново — но поскольку речь идет только о людях, в организме которых произошли необратимые изменения, после этого, вероятнее всего, можно будет рассчитывать на оформление бессрочной инвалидности.

Заочный осмотр

Вторым нововведением стала возможность пройти медико-социальную экспертизу — процедуру, необходимую для получения группы инвалидности, — заочно.

«Гражданам, имеющим заболевания, дефекты, необратимые морфологические изменения, нарушения функций органов и систем организма, предусмотренные разделом IV приложения к настоящим Правилам, инвалидность устанавливается при заочном освидетельствовании», — поясняется в документе.  

Соответствующее решение, как отмечается в законе, будет принимать Федеральное бюро. Претендовать на заочный осмотр смогут только те, кто страдает от одного из 14 приведенных в приложении к постановлению (доступно на сайте правительства) заболеваний.

Решение будет приниматься на основании двух факторов: состояния человека и места его проживания. То есть в первую очередь речь идет о тех, кто или находится в тяжелом или очень тяжелом состоянии, но рассчитывать на упрощение могут и люди с инвалидностью, проживающие в удаленных и труднодоступных районах, которым крайне сложно добраться до медицинской комиссии.  

Кроме того, теперь не обязательно будет проходить переосвидетельствование для изменения или подтверждения группы инвалидности тем, кому изменили процедуру реабилитации или абилитации.

Расширенный список заболеваний

Всего в обновленном перечне болезней и нарушений здоровья, при которых люди смогут воспользоваться теми или иными нововведениями, — 58 пунктов.

На совещании с Дмитрием Медведевым вице-премьер Ольга Голодец подчеркнула, что в список, позволяющий получить бессрочную инвалидность, впервые были включены хромосомные аномалии (в первую очередь синдром Дауна), слепота, глухота и детский церебральный паралич. Еще для ряда заболеваний процедура получения инвалидности значительно упростилась — речь идет о сколиозе, различных пороках челюстно-лицевой области, аутизме, сахарном диабете и др.

Группа инвалидности может быть установлена бессрочно для всех, кто страдает от одного из 15 заболеваний.

В их числе — злокачественные новообразования и некоторые неоперабельные доброкачественные новообразования, тяжелые формы воспалительных заболеваний кишечника, повышенное кровяное давление, ряд заболеваний нервной системы, врожденное или приобретенное слабоумие. Кроме того, не являться на переосвидетельствование повторно могут люди, у которых были ампутированы рука или нога.

Пройти освидетельствование комиссии заочно могут в том числе взрослые, страдающие от болезни органов дыхания, повышенного кровяного давления, некоторых форм сахарного диабета, а также имеющие злокачественные или неоперабельные доброкачественные новообразования.  

Получить инвалидность сроком на пять лет (и до достижения 14 лет) могут дети со злокачественными новообразованиями, страдающие от сколиоза III–IV степеней, имеющие врожденные пороки развития челюстно-лицевой области, а также дети, у которых был выявлен ранний детский аутизм. Всего — семь подпунктов. До 18 лет могут не проходить переосвидетельствование дети, страдающие от тяжелых форм болезни почек, цирроза печени, наследственных нарушений обмена веществ, ювенильного артрита, шизофрении или эпилепсии. 

Посмотреть полный и точный список заболеваний для всех групп можно в приложении к самому постановлению. 

Пересмотр всей системы

Как рассказала Ольга Голодец, правила получения инвалидности были усовершенствованы после многочисленных обращений организаций инвалидов, отдельных граждан, а также семей, в которых живут родственники-инвалиды. В начале января президент РФ Владимир Путин также поручил упростить эту процедуру — тогда президент потребовал разработать необходимый комплекс до 1 марта. 

Всего, по данным, которые согласно сайту правительства вице-премьер привела на совещании с Дмитрием Медведевым, в России сейчас проживает около 12 млн инвалидов, больше 600 тыс. из них — дети. При этом, по словам Ольги Голодец, в последние годы значительно изменилась статистика детских заболеваний, приводящих к инвалидности.

«Если до 2014 года лидером по инвалидности среди детского населения были врожденные аномалии и пороки, то сейчас на первое место среди инвалидности вышли психические расстройства и расстройства поведения», — отметила она на совещании. 

Это, в свою очередь, требует перестройки всей системы признания детей недееспособными, а также о проведения реабилитации, подчеркнула вице-премьер.

Источник: https://iz.ru/730230/evgeniia-priemskaia/bessrochno-i-zaochno

Квоты и инв

Как оформить инвалидность ребенку с зпрр через психиатра



  1. Юлия
  2. Общие вопросы
  3. Четверг, 04 июля 2019
  4. ID Вопроса: 4606

Здравствуйте. Мой ребенок 2015 г.р. Мы проживаем в г.Темиртау, прикреплены к Поликлинике №1. Сейчас у ребенка выставлен диагноз невропатологами: ЗПРР, ОНР 1-11 уровня, Резидуальная энцефалопатия, Гипертензионный синдром, Сенсо-моторная алалия.

И диагноз психиатра : F 07.8 Другое органическое расстройство личности и поведения, РАС?, Выраженная задержка речевого развития, Глубокая сенсо-моторная алалия. В возрасте 2,5 лет мы обращались к участковому невропатологу с жалобой на задержку речи, не смотрел в глаза, не отзывался на имя, но диагноз был выставлен «Здоров», о чем есть запись в мед.

карте ребенка. После этого мы были вынуждены обратиться к невропатологу в частную клинику, и уже более года наблюдаемся, проходим лечение у частных врачей. Все необходимые обследования мы проходили платно.

Неоднократно спрашивали, какую помощь может получить ребенок от поликлиники, но нам предлагали только направление на ПМПК, направления на анализы, которые можно сдать только платно (Гармоны, ЦМВ, ВПР).

ПМПК ребенок прошел в сентябре 2018 года, был направлен на реабилитацию в РЦ «Умит» для детей с проблемами в развитии, где проходит реабилитацию с февраля 2019 года.

В связи с тем, что реабилитация в РЦ «Умит» не дает ребенку значительного улучшения развития, с целью получения дальнейшей помощи мы обратились в поликлинику по месту жительства к участковому педиатру и невропатологу по вопросам оформления квот и инвалидности. Только после третьего приема невропатолог поставил ребенка на учет по просьбе родителей.

При попытке оформить ребенку инвалидность мы столкнулись с рядом проблем. Самая важная из них, это то, что ребенка заставляют лечь в Областной психоневрологический диспансер детства для постановления диагноза.

Для меня, как для матери особенного ребенка, это не представляется возможным, так как ребенок не самостоятелен, не говорит, не выполняет команды, сам не может кушать и не просится в туалет, в связи с этими трудностями, я не могу позволить госпитализировать ребенка, хотя бы до более зрелого возраста 5 лет.

К тому же точные диагнозы, тесты психологов до 5 лет не проводят, а заключение психиатра логопеда из Областного психоневрологического диспансера детства у нас есть, поставлены там диагноз Глубокая сенсо-моторная алалия служит основание дя оформления инвалидности ребенку. Так же госпитализация прервет реабилитацию в РЦ «Умит».

Без госпитализации нас отказываются отправлять на МСЭ и в поликлинике отказали в рассмотрении нашего случая для последующей комиссии в МСЭ. В связи со всем вышеперечисленным прошу у Вас помощи разъяснить мне следующие пункты: 1. В какие сроки оформляется квота на реабилитацию невропатолог? 2.

Какие анализы и ребенок с таким диагнозом, состоящий на учете у невропатолога может пройти бесплатно с направлением от поликлиники, а именно антитела к ЦМВ, ВПГ 1;2 типа, Candida, лямблиоз, витамин Д и гормональные нарушения, ранее все это мы проходили на платной основе, были выявлены проблемы, мы получаем лечение, при котором необходимо сдавать повторные анализы. 3. Какие обследования бесплатно может пройти ребенок? Регулярно по ходу лечения нуждаемся в ЭЭГ, Узи сосудов головы и шеи, ранее эти обследования всегда проходили за свой счет, от поликлиники направления не давали.

4. При наличии всего обследования и заключений врачей неврологов могу я пройти с ребенком в МСЭ комиссию и оформить инвалидность ребенку 3,10 лет без его госпитализации, по вышеуказанным причинам, имея заключение психиатра Областного психоневрологического диспансера?

В ответ на Ваше обращение по поводу определения инвалидности Вашему ребенку, управление здравоохранения Карагандинской области сообщает следующее. По факту обращения в КГП «Поликлиника № 1 г. Темиртау», службой поддержки пациента внутреннего аудита проведен разбор данного случая, с медицинских работников взяты объяснительные записки. В Карагандинской области внедрена программа КМИС, все обращения пациента, начиная с рождения, вносятся в КМИС. Согласно данным КМИС медицинская помощь ребенку оказывалась в рамках гарантированного объема бесплатной медицинской помощи. В частные клиники «Диацент», Реал-Клиник», ТОО «Центр ортопедии Экстра Комфорт» г. Астаны, Вы обращались по собственной инициативе. Управлением здравоохранения Карагандинской области дано поручение директору Г. Есемсеит, взять на контроль обследование и лечение Вашего ребенка. Определение инвалидности не входит в компетенцию УЗКО, для решения вопроса необходимо обратиться в Департамент труда, социальной защиты и миграции Министерства Труда и социальной защиты населения и миграции по Карагандинской области. Согласно нормативным документам Республики Казахстан, при наличии у пациента психиатрического заболевания (другие расстройства развития речи и языка. Синдром задержки психического развития. Аутизм? Сенсомоторная алалия) медицинские документы на освидетельствование по инвалидности направляются на психиатрическую комиссию МСЭК. В связи с чем, документы на психиатрическую МСЭК, направляют специалисты КГП «Областной психоневрологический диспансер», которым для подготовки необходимых медицинских документов нужно круглосуточное наблюдение за больным. Заместителем директора поликлиники Ахметовой У.Ш. проведено согласование с членом комиссии областного МСЭ по дальнейшему наблюдению Вашего ребенка, принято решение направить ребенка в неврологическое отделение. В августе 2019 года запланировано, по согласованию, направление ребенка на лечение в КГП «Медицинский центр матери и ребенка г. Темиртау» в неврологическое отделение с совместным пребыванием с ребенком.

Далее, Ваши документы будут направлены на комиссию МСЭК для освидетельствования ребенка по инвалидности.

  1. больше, чем месяц назад
  2. Общие вопросы
  3. # Постоянная ссылка

Скоро здесь появится ответ на вопрос

Источник: http://blog.zdravkrg.kz/index.php/arkhiv-obrashchenij/kvoty-i-inv.html

Арсенал Права
Добавить комментарий