Неправильное толкование норм материального права

Статья 111 (10). Основания для отмены или изменения решения или постановления

Неправильное толкование норм материального права

Комментарий :

Часть 1 комментируемой статьи содержит общие основания отмены решения местного хозяйственного суда или постановления апелляционного суда. Такими основаниями являются:

нарушение или неправильное применение норм материального права;

нарушение или неправильное применение норм процессуального права.

Нарушение или неправильное применение норм материального или процессуального права означает, что решение местного хозяйственного суда или постановление апелляционного хозяйственного суда являются незаконными. Согласно п. 1 постановления Пленума Верховного Суда Украины от 29 декабря 1976 г.

N 11 “О судебном решении» решение является законным тогда, когда суд, выполнив все требования процессуального законодательства и всесторонне проверив обстоятельства, решил дело в соответствии с нормами материального права, подлежащих применению к данным правоотношениям, а при их отсутствии – на основании закона, регулирующего подобные отношения, или исходя из общих начал и смысла законодательства Украины.

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, если хозяйственный суд:

а) не применил закон, подлежащий применению;

б) применил закон, не подлежащий применению;

в) неправильно истолковал закон.

Неприменение закона, подлежащего применению, имеет место в тех случаях, когда суд не только не указывает в решении норму материального права, подлежащего применению в данном деле, но и решает дело вопреки нормам действующего законодательства. Такое нарушение заключается также в том, что суд применил закон, отмененный, или нормы подзаконного акта, который противоречит действующему закону.

К этой группе нарушений следует отнести и случаи применения судом норм международного договора, который не ратифицирован в порядке, предусмотренном законом. Применение ненадлежащего закона заключается в том, что суд в решении спора руководствовался не той нормой, которая регулирует спорные отношения. Такое нарушение обусловливается обычно неправильной квалификацией отношений сторон.

Неправильное толкование закона имеет место в тех случаях, когда применяется закон, подлежащий применению, но его содержание или сущность понимается неправильно, вследствие чего в решении суд приходит к неправильному выводу о правах и обязанностях сторон.

Такое нарушение может быть, в частности, допущены при применении расширительного или ограничительного толкования судом норм материального права156.

В постановлении Судебной палаты по хозяйственным делам Верховного Суда Украины от 15.06.2004 г.

по иску ООО “Торговый дом” ЛМК “в Лубенского объединенной ГНИ и отделения Государственного казначейства Лубенского района Полтавской области о взыскании бюджетной задолженности по НДС указывается: если выводы суда апелляционной инстанции законности и обоснованности требований истца судом кассационной инстанции признаны соответствующими обстоятельствам дела и требованиям закона, то Высший хозяйственный суд Украины не вправе отменять апелляционное постановление в полном объеме на основании ст. 11110 ГПК.

Часть 1 комментируемой статьи, в отличие от ст. 104 ГПК (основания отмены решения в апелляционной инстанции), не устанавливает, что нарушение или неправильное применение норм процессуального права могут быть основанием для отмены или изменения решения суда первой инстанции и постановления апелляционного хозяйственного суда, когда они привели к принятию неправильного решения.

Так, по буквальному толкованию норм комментируемой статьи любое нарушение норм процессуального права может быть основанием для отмены решения местного хозяйственного суда или постановления апелляционного суда.

Решение вопроса о том, может ли нарушение норм процессуального права основанием для отмены решения или постановления, зависит от обстоятельств конкретного дела, и кассационный суд в каждом конкретном случае должен оценивать состав процессуального нарушения, причинная связь между нарушением и его последствиями. То же нарушение в зависимости от обстоятельств дела может повлечь различные последствия и не приводить к отмене решения или постановления. Если судом допущено незначительные процессуальные нарушения, которые не повлияли и не могли повлиять на выводы суда, они не должны быть основанием для отмены решения или постановления. Такими нарушениями могут быть нарушения норм относительно сроков рассмотрения дела, о порядке ведения судебного заседания, порядка уведомления участников дела, если они присутствовали в судебном заседании и реализовали свои процессуальные права. В процессуальных нарушений, которые могли повлечь принятие неправильного решения, могут быть отнесены те, что помешали участникам судебного процесса реализовать их процессуальные права, – рассмотрение дела в отсутствие стороны, неуведомление или ненадлежащее уведомление о времени и месте судебного заседания, и тому подобное.

Источник: https://juristoff.com/resyrsi/kz/gpku/975-statya-111-10

Нарушение норм материального права

Неправильное толкование норм материального права

Нормы материального права признаются нарушенными или неправильным образом примененными, в случае если:

  • суд не применял закон, который подлежит применению;
  • суд применял закон, который не подлежит применению;
  • суд неправильно толковал закон, согласно 363 статьи ГПК РФ.

Неприменение закона как нарушение норм материального права

Неприменение закона, который подлежит применению, проявляется в тех случаях, когда суд решает дело без принятия к учету нормы права, которая регулирует рассматриваемое правовое отношение: к примеру, отказ гражданину в иске по взыскании с юридического лица неустойки за превышение сроков строительства жилого дома, предназначаемого для удовлетворения нужд в жилье истца, по этому мотиву, что договором меж истцом и подрядчиком штрафные санкции не предусматриваются, хоть в этом случае образовавшиеся отношения урегулированы Законом РФ “О защите прав потребителей”, и в силу его 28 статьи, ошибочно не примененной судом, в нарушение установленных сроков исполнения работы исполнитель выплачивает потребителю неустойку в определяемом данной статьей размере.

Ничего непонятно?

Попробуй обратиться за помощью к преподавателям

Если суд не отметил в собственном решении закон, который он брал за руководство, но вынес решение дела на основании надлежащей нормы, нельзя делать вывод о том, что не был использован закон, который подлежит применению. Этот недостаток в судебном решения устраним судом кассационной инстанции, указывающей на закон, на основании которого дело было разрешено.

Замечание 1

Вывод о незаконности судебного решения можно сделать только в случае, если дело было разрешено в противоречии с законодательством, которое регулирует спорное правовое отношение.

Применение закона, не подлежащего применению как нарушение норм материального права

Применение закона, который не подлежит применению, обуславливается обычно неверной юридической квалификацией образовавшихся отношений.

К примеру, по иску таможенного органа об истребовании автомобиля, который не прошел таможенное оформление, суд применил к отношениям, которые регулируются таможенным законодательством, нормы гражданского права.

Такое нарушение будет происходить в тех случаях, когда суд использует закон, который был введен в действие после момента возникновения спорного правового отношения и не обладающий обратной силы, или закон, который был признан утратившим силу.

Неправильное истолкование закона как нарушение норм материального права

Неправильное истолкование закона выражено в том, что суд, используя закон, который подлежит применению, неверно понял его содержание и смысл, в связи с этим делает неправильный вывод об обязанностях и правах сторон.

К примеру, используя исковую давность при заявлении третьего лица, которое не заявляет самостоятельных требований по отношению к предмету спора, и отказав в иске по такому основанию, суд неверно толкует 2 пункт 199 статьи ГК РФ, в силу которого исковая давность используется судом лишь по заявлению стороны в споре.

Третьи лица могут использовать процессуальные права, исполняют процессуальные обязанности сторон по делу, но не обладают правом стороны в материальном споре, не имеют права распоряжения предметом спора, согласно 43 статьи ГПК РФ, в этой связи не обладают правом обращения с заявлением по применению исковой давности по отношению к предмету спора.

Последствия нарушения норм материального права

Неправильное применение или нарушение норм материального права представляется основанием для отмены судебного решения лишь в том случае, если оно могло привести или привело к неверному разрешению дела.

Вопрос о том, как отражается допущенное судом материальное нарушение на верности судебного решения, а, следовательно, об отсутствии или наличии оснований его отмены, кассационная инстанция принимает решение для каждого конкретного случая, отталкиваясь от:

  • характера материального нарушения;
  • степени его воздействия на обязанности и права принимающих участие в деле лиц;
  • иных обстоятельств, которые имеют значение для оценки законности судебного решения суда.

Замечание 2

В 2 части 362 статьи ГПК РФ делается важная оговорка о том, что правильное судебное решение по существу не может отменяться по одним лишь формальным основаниям. Данная норма исключила возможности отмены решения только с целью устранения нарушений, которые не влияют на конечный исход дела.

Совместно с этим во 2 части 364 статьи ГПК РФ существует перечень процессуальных нарушений, являющихся абсолютным основанием для отмены судебного решения суда.

Эти нарушения ни при каком условии не могут признаваться формальными. При их наличии невозможно считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим право любого быть выслушанным беспристрастным судом, который создан на основании закона.

Это затронуло основные свободы и права человека, которые защищаются не лишь национальным законодательством, но и международно-правовыми нормами, которые являются в силу 15 статьи, 4 части, Конституции РФ составным элементом системы права Российской Федерации.

Кассационное определение должно содержать:

  • выводы по всем значимым юридически доводам кассационной жалобы,
  • возражения и представления на них,
  • мотивы, по которым суд приходит к собственным выводам,
  • законы, которыми суд руководствуется, а в случае отмены решения —основания, по которым оно признается необоснованным или незаконным,
  • также действия, которые суд должен совершить при новом рассмотрении дела.

Указания суда, излагаемые в определении, которым отменяется судебное решение, дело передается на новое рассмотрение, являются обязательными для суда, который вновь рассматривает данное дело в части, которая касается необходимости свершения материальных действий.

Вопросы о недостоверности либо достоверности какого-либо доказательства, о преимуществе каких-либо доказательств перед иными, а также о том, какое судебное решение должно приниматься в случае нового рассмотрения дела, в таком определении не могут быть предрешенными.

Источник: https://spravochnick.ru/pravo_i_yurisprudenciya/materialnoe_pravo_i_ego_otrasli/narushenie_norm_materialnogo_prava/

Нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права

Неправильное толкование норм материального права

Каждое из приведенных в этом пункте оснований для отмены решения суда раскрыто в ст.363 и 364 ГПК.

Значимость этих оснований выражается в том, что они могут повлечь отмену судебных решений не только в кассационном, но и при определенных условиях в надзорном порядке, о чем будет сказано ниже. Поэтому эти основания следует проанализировать подробно.

проведение инвентаризации http://sk-invent.ru/services/inventarizatsiya-os/ имущества и ОС Сайт детективного агентства | Создание сайтов цена

Нормы материального права считаются нарушенными или неправильно примененными, и в случае если: а) суд не применил закон, подлежащий применению; б) суд применил закон, не подлежащий применению; в) суд неправильно истолковал закон (ст.363 ГПК).

Неприменение закона, подлежащего применению, имеет место в тех случаях, когда суд разрешает дело без учета правовой нормы, регулирующей рассматриваемое правоотношение: например, отказывает гражданину в иске о взыскании с организации неустойки за нарушение сроков строительства жилого дома, предназначенного для удовлетворения нужд истца в жилье, по тому мотиву, что договором между ним и подрядчиком штрафные санкции не предусмотрены, хотя в данном случае возникшие отношения регулируются Законом РФ “О защите прав потребителей”, и в силу его ст.28, ошибочно не примененной судом, за нарушение установленных сроков выполнения работы исполнитель уплачивает потребителю неустойку в определенном этой статьей размере.

Если суд не назвал в своем решении закон, которым он руководствовался, однако разрешил дело на основании надлежащей нормы, нельзя сделать вывод о том, что не применен закон, подлежащий применению.

Данный недостаток судебного решения устраняется судом кассационной инстанции, которая указывает на закон, на основе которого разрешено дело.

Вывод о незаконности решения суда можно сделать лишь в том случае, когда дело разрешено в противоречии с законом, регулирующим спорное правоотношение.

Применение закона, не подлежащего применению, обусловлено, как правило, неправильной юридической квалификацией возникших отношений.

Например, по иску таможенного органа об истребовании автомобиля, не прошедшего таможенного оформления, суд применяет к отношениям, регулируемым таможенным законодательством, нормы гражданского права.

Подобное нарушение будет иметь место и в тех случаях, когда суд применяет закон, введенный в действие после возникновения спорного правоотношения и не имеющий обратной силы, либо закон, признанный утратившим силу.

Неправильное истолкование закона выражается в том, что суд, применяя закон, подлежащий применению, неправильно понимает его смысл и содержание, вследствие чего делает неправильный вывод о правах и обязанностях сторон.

Например, применяя исковую давность по заявлению третьего лица, на заявляющего самостоятельных требований относительно предмета спора, и отказывая в иске по этому основанию, суд неправильно толкует п.2 ст.

199 ГК, в силу которого исковая давность применяется судом только по заявлению стороны в споре.

Третьи лица пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности стороны по делу, но не имеют прав стороны в материальном споре, не вправе распоряжаться предметом спора (ст.43 ГПК), в связи с чем не могут обращаться с заявлением о применении исковой давности относительно предмета спора.

Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием к отмене решения суда только в том случае, если оно привело или могло привести к неправильному разрешению дела.

Вопрос о том, как отразилось допущенное судом процессуальное нарушение на правильности решения суда, а следовательно, о наличии или отсутствии оснований для его отмены, кассационная инстанция решает в каждом конкретном случае исходя из характера процессуального нарушения, степени его влияния на процессуальные права и обязанности участвующих в деле лиц и других обстоятельств, имеющих значение для оценки законности решения суда первой инстанции.

В ч.2 ст.362 ГПК сделана важная оговорка о том, что правильное по существу решение суда не может быть отменено по одним только формальным основаниям. Эта норма исключает возможность отмены решения лишь в целях устранения нарушений, не влияющих на исход дела.

Вместе с тем в ч.2 ст.364 ГПК содержится перечень процессуальных нарушений, которые являются безусловным основанием для отмены решения суда первой инстанции. Такие нарушения ни при каких условиях не могут быть признаны формальными.

При их наличии нельзя считать судебное разбирательство справедливым, обеспечивающим право каждого быть выслушанным беспристрастным судом, созданным на основании закона. Это затрагивает основные права и свободы человека, защищаемые не только национальным законодательствам, но и нормами международного права, являющимися в силу ст.

15, ч.4, Конституции РФ составной частью правовой системы Российской Федерации.

Смотрите также

Оформление интерьера
Восприятие цвета и само понятие цвета представляют собой чрезвычайно сложное явление. Закономерности цветового восприятия основаны на природных ассоциациях. Природа всегда была источником цветовых …

Нарушение налогового законодательства как один из видов административных правонарушений.
Составы нарушений налогового законодательства, то есть закрепленные нормативными правовыми актами совокупности описаний признаков правонарушений, наличие которых влечет административную ответс …

ЗАЯВЛЕНИЕ АВТОРА
Для понимания первых четырех книг этого труда следует заметить, что 1) под словом республиканская добродетель  я разумею любовь к отечеству, т. е. любовь к равенству. Это не христианская или н …

Источник: http://www.pravosweb.ru/pravos-181-1.html

Определение СК по гражданским делам Верховного Суда РФ от 21 марта 2014 г. N 66-КГПР14-2 Суд отменил апелляционное определение, принятое по делу об оспаривании распоряжения, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе и взыскании компенсации, поскольку судом апелляционной инстанции было допущено неправильное применение норм материального права, которое повлияло на исход дела и без устранения которого невозможно восстановление и защита нарушенных трудовых прав заявителя

Неправильное толкование норм материального права

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Горохова Б.А.,

судей Задворнова М.В., Корчашкиной Т.Е.

рассмотрела в судебном заседании гражданское дело по иску Сидоровой Г.Н.

к Министерству информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области об оспаривании распоряжения, признании увольнения незаконным, восстановлении на работе, взыскании компенсации, среднего заработка за период вынужденного прогула, невыплаченных премий, компенсации за несвоевременный расчёт, компенсации морального вреда по кассационному представлению заместителя Генерального прокурора Российской Федерации на апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Задворнова М.В., выслушав объяснения истца Сидоровой Г.Н.

, поддержавшей доводы кассационного представления, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Власовой Т.А.

, полагавшей, что кассационное представление подлежит удовлетворению, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации установила:

Сидорова Г.Н. обратилась в суд с иском к Министерству информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области о признании незаконным увольнения на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ, отмене распоряжения от 29 января 2013 года № 7-мр-л, восстановлении в должности …

областного государственного казённого учреждения «Многофункциональный центр по оказанию государственных и муниципальных услуг», взыскании заработной платы за период вынужденного прогула, премий, процентов за несвоевременные выплаты при увольнении, компенсации морального вреда. В обоснование заявленных требований указала, что работала в должности …

областного государственного казённого учреждения «Многофункциональный центр по оказанию государственных и муниципальных услуг».

В соответствии с распоряжением Министерства информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области от 29 января 2013 года № 7-мр-л она была уволена с занимаемой должности по основанию, предусмотренному пунктом 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ. По мнению Сидоровой Г.Н.

, увольнение по указанному основанию является незаконным, поскольку с решением уполномоченного собственником организации органа о прекращении трудовых отношений она не была ознакомлена, кроме того, она является одинокой матерью, воспитывающей ребёнка в возрасте до четырнадцати лет, и запрет на её увольнение установлен положениями трудового законодательства.

Также при увольнении ей не выплачена предусмотренная законом компенсация и премии, предусмотренные трудовым договором. Учитывая изложенное, Сидорова Г.Н. просила признать увольнение незаконным, взыскать с ответчика компенсацию в связи с увольнением по ст. 278 Трудового кодекса РФ, средний заработок за время вынужденного прогула, невыплаченные премии, компенсацию за несвоевременный расчёт и компенсацию морального вреда в размере … руб.

Представитель ответчика исковые требования не признал.

Решением Кировского районного суда г. Иркутска от 8 мая 2013 года исковые требования удовлетворены частично. Суд признал незаконным распоряжение Министерства информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области от 29 января 2013 года № 7-мр-л об увольнении Сидоровой Г.Н.

, восстановил истца в ранее занимаемой должности, взыскал с ответчика заработную плату за период вынужденного прогула без учёта компенсации, предусмотренной статьёй 279 Трудового кодекса РФ, а также компенсацию за несвоевременный расчёт при увольнении и компенсацию морального вреда.

В удовлетворении остальной части требований отказано.

Апелляционным определением судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года решение суда первой инстанции в части отказа в удовлетворении требований Сидоровой Г.Н. о взыскании невыплаченных премий оставлено без изменений.

В остальной части решение суда отменено с вынесением нового решения об отказе в удовлетворения иска о признании незаконным и отмене распоряжения Министерства информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области от 29 января 2013 года № 7-мр-л, восстановлении истца в ранее занимаемой должности и взыскании заработной платы за время вынужденного прогула с процентами, предусмотренными ст. 236 Трудового кодекса РФ. В части требований о взыскании недоплаченной компенсации при увольнении на основании статьи 279 Трудового кодекса Российской Федерации, процентов за нарушение сроков расчета при увольнении и компенсации морального вреда иск удовлетворён частично.

В кассационном представлении заместитель Генерального прокурора Российской Федерации ставит вопрос о передаче его с делом для рассмотрения в судебном заседании суда кассационной инстанции.

По запросу судьи Верховного Суда Российской Федерации от 18 декабря 2013 года дело истребовано в Верховный Суд Российской Федерации для проверки в кассационном порядке и определением судьи Верховного Суда Российской Федерации от 4 февраля 2014 года кассационное представление с делом передано для рассмотрения в судебном заседании Судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационного представления, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующему.

Основаниями для отмены или изменения судебных постановлений в кассационном порядке являются существенные нарушения норм материального права или норм процессуального права, которые повлияли на исход дела и без устранения которых невозможны восстановление и защита нарушенных прав, свобод и законных интересов, а также защита охраняемых законом публичных интересов (статья 387 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации).

При рассмотрении настоящего дела судебной коллегией по гражданским делам Иркутского областного суда были допущены существенные нарушения норм материального права, являющиеся в силу указанной статьи основанием для пересмотра судебных постановлений в кассационном порядке.

Как установлено судом и следует из материалов дела, с 26 ноября 2007 года Сидорова Г.Н. работала в должности … областного государственного учреждения «Многофункциональный центр по оказанию государственных и муниципальных услуг», с ней был заключён трудовой договор.

В связи с изданием правительством Иркутской области распоряжения «О замене исполнительного органа государственной власти Иркутской области, осуществляющего функции и полномочия учредителя областного казённого учреждения «Многофункциональный центр по оказанию государственных и муниципальных услуг», с Сидоровой Г.Н.

заключено дополнительное соглашение к трудовому договору от 29 мая 2012 года, согласно которому изменено наименование работодателя.

С указанной даты работодателем для истца являлось Министерство информационных технологий, инновационного развития и связи Иркутской области, распоряжением которого от 29 января 2013 года № 7-мр-л она была уволена с работы на основании пункта 2 статьи 278 Трудового кодекса РФ с 30 января 2013 года.

Также судом установлено, что Сидорова Г.Н. является одинокой матерью, воспитывающей ребёнка в возрасте до четырнадцати лет.

Разрешая спор, суд первой инстанции, руководствуясь положением части 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ, пришёл к выводу о наличии безусловных оснований для восстановления истца в ранее занимаемой должности, исходил при этом из того, что указанной нормой закона установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя одинокой матери, воспитывающей ребёнка в возрасте до четырнадцати лет.

Отменяя решение суда первой инстанции в указанной части и отказывая в удовлетворении требований о признании незаконным увольнения Сидоровой Г.Н.

, суд апелляционной инстанции пришёл к выводу о том, что в случае расторжения трудового договора с руководителем организации на основании статьи 278 Трудового кодекса РФ положения статьи 261 Трудового кодекса РФ, устанавливающие запрет на увольнение по инициативе работодателя одинокой матери, воспитывающей ребёнка в возрасте до четырнадцати лет, не подлежат применению. При этом судебная коллегия исходила из того, что суд лишил ответчика как уполномоченного органа права действовать в интересах учреждения при расторжении трудового договора с руководителем.

Между тем, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации полагает данный вывод судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда о невозможности применения к возникшим правоотношениям положений ст. 261 Трудового кодекса РФ, устанавливающей гарантии для одиноких матерей, воспитывающих ребёнка в возрасте до 14 лет, основанным на неправильном применении и толковании норм материального права, регулирующих возникшие правоотношения.

Согласно пункту 2 ст. 278 Трудового кодекса РФ помимо оснований, предусмотренных настоящим Кодексом и иными федеральными законами, трудовой договор с руководителем организации прекращается в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора.

Частью 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ установлен запрет на увольнение по инициативе работодателя одинокой матери, воспитывающей малолетнего ребёнка – ребёнка в возрасте до четырнадцати лет (за исключением увольнения по основаниям, предусмотренным пунктами 1, 5 – 8, 10 или 11 части первой статьи 81 или пунктом 2 статьи 336 настоящего Кодекса).

Данная статья относится к числу специальных норм, предоставляющих определённым категориям работников повышенные гарантии. По своей сути она является трудовой льготой, направленной на обеспечение материнства и детства в соответствии с частью 2 статьи 7 и частью 1 статьи 38 Конституции Российской Федерации.

Нормы Трудового кодекса РФ (ст. 3 Кодекса) запрещают ограничивать кого-либо в трудовых правах и свободах в зависимости от должностного положения.

Увольнение руководителя организации (учреждения) в связи с принятием уполномоченным органом юридического лица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о досрочном прекращении трудового договора, по существу, является увольнением по инициативе работодателя.

Глава 43 Трудового кодекса РФ, регулирующая особенности труда руководителя организации, не содержит норм, исключающих предоставление этим лицам гарантии, установленной частью 4 статьи 261 Трудового кодекса РФ в виде запрета на увольнение по инициативе работодателя одиноких матерей, воспитывающих ребёнка в возрасте до четырнадцати лет, за исключением увольнения по основаниям, перечисленным в указанной части. Следовательно, трудовой договор с руководителем организации (учреждения) не может быть расторгнут по пункту 2 статьи 278 названного Кодекса, если руководителем является женщина – одинокая мать, воспитывающая ребёнка в возрасте до четырнадцати лет.

Таким образом, судом апелляционной инстанции допущено неправильное толкование и применение норм материального права; данное нарушение положений закона повлияло на исход дела и без его устранения невозможно восстановление и защита нарушенных трудовых прав Сидоровой Г.Н.

С учётом изложенного Судебная коллегия в целях исправления судебной ошибки, допущенной при рассмотрении дела судом второй инстанции, которая повлекла вынесение неправосудного решения, признаёт апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года подлежащим отмене с оставлением в силе решения суда первой инстанции.

Руководствуясь статьями 387, 390 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда Российской Федерации определила:

апелляционное определение судебной коллегии по гражданским делам Иркутского областного суда от 18 июля 2013 года отменить, оставить в силе решение Кировского районного суда г. Иркутска от 8 мая 2013 года.

Председательствующий Б.А. Горохов

В Трудовом кодексе (ТК) РФ есть статья, предусматривающая дополнительные основания для прекращения трудового договора с руководителем организации. В их числе – принятие уполномоченным органом юрлица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора.

По мнению апелляционной инстанции, при увольнении по указанному основанию не применяются положения ТК РФ о гарантиях для одиноких матерей, воспитывающих детей в возрасте до 14 лет.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ признала данный вывод ошибочным.

ТК РФ запрещает увольнять по инициативе работодателя одинокую мать, воспитывающую малолетнего ребенка – ребенка в возрасте до 14 лет (кроме увольнения по некоторым основаниям). Данная норма относится к специальным положениям, предоставляющим определенным категориям работников повышенные гарантии. По своей сути она является трудовой льготой, направленной на обеспечение материнства и детства.

Ограничивать кого-либо в трудовых правах и свободах в зависимости от должностного положения запрещено.

Увольнение руководителя организации (учреждения) в связи с принятием уполномоченным органом юрлица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора является, по существу, увольнением по инициативе работодателя.

Глава 43 ТК РФ, регулирующая особенности труда руководителя организации, не содержит норм, исключающих предоставление этим лицам гарантии в виде запрета на увольнение по инициативе работодателя одиноких матерей, воспитывающих детей в возрасте до 14 лет (кроме увольнения по отдельным основаниям).

Следовательно, если руководителем является одинокая мать, воспитывающая ребенка в возрасте до 14 лет, трудовой договор с ней не может быть расторгнут по такому основанию, как принятие уполномоченным органом юрлица, либо собственником имущества организации, либо уполномоченным собственником лицом (органом) решения о прекращении трудового договора.

Источник: https://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/70528108/

Арсенал Права
Добавить комментарий